Русские народные сказки Литература о сказках Антонов Д. И. Концовки волшебных сказок: путь героя и путь рассказчика - Страница 4

Антонов Д. И. Концовки волшебных сказок: путь героя и путь рассказчика - Страница 4

Таким образом, герой-рассказчик оказывается быстро изгнан из сказочного локуса. Примечательно, что некоторые концовки говорят именно о несостоявшемся проникновении в сказочное пространство: «Захотелось мне тогда князя с княгиней повидать, да стали со двора пихать; я в подворотню шмыг — всю спину сшиб!» (Афанасьев, 313). Здесь нет идеи отказа от пищи, однако явно выражен мотив неудачи на пути к героям сказки.

1.4. Исчезающие дары и возвращение героя. Вслед за рассказом о злополучной трапезе во многих концовках «неудачного пути» речь идет об утрате предметов, полученных на пиру героем-рассказчиком. Примером могут служить такие концовки: «…дали мне синь кафтан, ворона летит да кричит: „Синь кафтан! Синь кафтан!“ Я думаю: „Скинь кафтан!“ — взял да и скинул. Дали мне колпак, стали в шею толкать. Дали мне красные башмачки, ворона летит да кричит: „Красные башмачки! Красные башмачки!“ Я думаю: „Украл башмачки!“ — взял да и бросил» (3. 292), «…дали мне кафтан, я иду домой, а синичка летат и говорит: „Синь да хорош!“ Я думал: „Скинь да положь!“ Взял скинул, да и положил…» (Афанасьев, 430; сравни: Сказки Коргулина, кн. 1, стр. 405; кн. 2, стр. 103; Сказки Белозерского края, 115, 169, 209, 228, 250, 257, 278; Новиков, стр. 40—41). Итак, герой-рассказчик получает некоторые вещи, подобно тому, как герой сказки, успешно преодолевший границу, может получать волшебные дары от ее охранителя. Однако, не съев пищи и будучи изгнанным, он теряет все полученное, терпит неудачу и возвращается ни с чем.

Само перемещение героя-рассказчика назад, в обыденный мир из сказочного пространства зачастую происходит комическим, нереальным способом. Если в концовках «удачного пути» герой возвращается пешком или приезжает на коне, то в этом варианте его выстреливают из пушки, он приплывает на весле, приезжает на курице, соломинке и т. п. (См., напр.: Латышские сказки, стр. 377; Сказки Верховины стр. 273; Сказки Зеленых гор, стр. 55; Рошияну, стр. 58— 61). Дорога назад, в обыденный мир, происходит явно абсурдным способом («взяли меня за нос и бросили за мос; я катился да катился, да здесь и очутился»: у Новикова, стр. 39). «Формулы невозможного» пародийно подчеркивают здесь нереальность описанных событий.



Внимание, откроется в новом окне. PDFПечать
Нашли опечатку или несоответствие? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.